Что ж нам-то мешает так же бережно относиться к своему прошлому и гордиться своей страной — отсутствие любви или желания?

by Evgeniia Sibirtceva

«Замечаете — в окружающей нас действительности всё меньше настоящего, подлинного. Бескорыстная дружба в отношениях людей заменяется виртуальным общением и деловым партнерством, дерево в мебели — опилками, мясо в колбасе — лучше и не знать чем. Воду из-под крана пить не стоит, городским воздухом, строго говоря, нельзя дышать. Постепенно мы к такой жизни привыкаем. В этом же ряду и замена исторических домов новоделами». Так начинается главка «Время эрзаца» в моей книге «Деревянная Вологда: сохраненное и утраченное».

С недавних пор начал замечать, что новодельные муляжи деревянных домов стали выдавать за настоящие памятники архитектуры. Один пример мне прислал Сергей Жилин. Дом купца Гусева на Гоголя, 65, один из немногих в Вологде трехэтажных деревянных домов (ф.1), был заменен на кирпичный (ф.2), но в числе деревянных (!) объектов культурного наследия остался, о чем говорит охранная табличка (ф.3)!

Специалисты, к которым я обратился, объясняют такое очковтирательство тем, что фасад-то ведь воссоздан в дереве! «Формально правильно, а по существу — издевательство», как писал В.И.Ленин.

Фасад новодела на Гоголя еще напоминает оригинал, а вот у кирпичного дома на Благовещенской, 24, облицованного деревом, не только облик несколько изменился (сравни ф.4 и 5), но и евроокна появились (ф.6). Но табличка, что это деревянный объект культурного наследия федерального значения, висит на видном месте, чтобы гостям и жителям сразу в глаза бросалась… «Дурят нашего брата, ой дурят!»

Чтобы издевательство над здравым смыслом довести до абсурда, давайте мы и дом на Челюскинцев, 15/12 (ф.7), сначала замученный бездарной реставрацией (ф.8), а потом и снесенный и замененный на новый ООО «ВологдаСтройЗаказчик» (ф.9), украсим охранным знаком: ведь из числа объектов культурного наследия федерального значения его формально никто не исключал, хотя руководитель данной организации Ю.М. Мелочников и обращался с подобной просьбой (сам был несколько лет назад тому свидетелем) в Комитет по охране объектов культурного наследия области.

В Москве при Лужкове тоже подчас подлинные памятники заменяли бетонными и писали на фасаде — «Здесь бывал Пушкин». Да не был он здесь никогда!

Как же наше отношение к своему наследию отличается от европейского, где даже законодательство стимулирует владельцев старых зданий их беречь, благодаря чему многие поколения людей зримо видят свою историю и осознанно продолжают её. Что ж нам-то мешает так же бережно относиться к своему прошлому и гордиться своей страной — отсутствие любви или желания?

Источник