Большинство людей в России не понимают разницы между общероссийским голосованием и референдумом

by Evgeniia Sibirtceva

Несколько дней назад у меня возник небольшой спор на тему так называемого общероссийского голосования по поправкам в Конституцию РФ. Спор этот заставил меня набраться терпения и потратить несколько часов своего времени на то, чтобы вчитаться в сами поправки, в документы, регламентирующие порядок проведения голосования, и вспомнить отдельные статьи самой Конституции, касающиеся внесения в неё поправок.

В конце концов я снова поймал себя на мысли, которая уже много раз посещала меня за время адвокатской работы — до тех пор, пока юридическая наука будет оставаться тайной за семью печатями для подавляющего большинства граждан, до тех пор, пока язык права будет считаться «птичьим», а журналисты будут просить объяснить суть очередного дела «попроще», потому что иначе «никто не будет читать», до тех пор, пока мы, юристы, не будем стремиться при любом удобном случае терпеливо разъяснять ценность и значение права, призывая людей самостоятельно заглянуть в текст того или иного нормативного акта, а не играть роль оракулов, озвучивающих нормы федеральных законов, как прорицания божества, мы будем иметь дело с обнулением пострашнее — обнулением правосознания.

Скажем прямо — большинство людей в России не понимают разницы между общероссийским голосованием, порядок которого описан в Постановлении ЦИК России от 20.03.2020 N 244/1804-7 (ред. от 02.06.2020) «О Порядке общероссийского голосования по вопросу одобрения изменений в Конституцию Российской Федерации», и референдумом — тоже голосованием, но всенародным и по вопросам государственного значения, порядок которого предусмотрен Федеральным конституционным законом от 28.06.2004 N 5-ФКЗ (ред. от 18.06.2017) «О референдуме Российской Федерации». И то, и другое — голосование, а общероссийское или всенародное — это неважно, ведь это считайте синонимы. Звучит вполне логично, разве нет?

21 марта 2007 года в своём Постановлении № 3-П (п. 4) Конституционный Суд РФ дал прекрасное разъяснение относительно содержания вопросов, выносимых на референдум:

-«формулировка вопроса, выносимого на референдум, должна позволять воспринять его как единое целое, с тем чтобы граждане не были вынуждены голосовать одновременно за несколько не связанных между собой вопросов, соединенных в одном предложении;

— один и тот же вопрос не должен относиться к разным уровням законодательства, обусловленным его иерархией и федеративным устройством Российской Федерации;

— не должно иметь место сочетание составленного в общих выражениях предложения и вопроса принципиального характера;

— вопрос должен быть сформулирован таким образом, чтобы правовые последствия принятого на референдуме решения были определенными по своему содержанию и по возлагаемым на соответствующие органы государственной власти полномочиям.

В противном случае ставится под сомнение адекватность волеизъявления граждан Российской Федерации, участвующих в референдуме, а реализация федеральными органами государственной власти выраженной на референдуме воли народа становится проблематичной». Но общероссийское голосование — это не референдум и поэтому на него эти требования не распространяются, что позволяет выносить на голосование пакет поправок, вынуждая граждан голосовать одновременно за несколько не связанных между собой вопросов, соединенных в одном предложении.

Пока это не будет понято людьми и вместо этого им будут приводить примеры с борщом, котлетами и винегретом, ссылки на нелегитимность процедуры голосования будут восприниматься не более, чем крючкотворство и бюрократия — какая разница, какая процедура, если нам в любом случае дают возможность голосовать? Этот пример показательный, и другие технические детали, в том числе, касающиеся отличий по срокам и порядку общероссийского голосования от референдума, я здесь оставлю в стороне.

Ещё одно откровение заключается в том, что общероссийское голосование — фактически вынужденная мера, поскольку ст. 136 Конституции вообще не предусматривает проведение референдума по поправкам к главам 3 — 8 Конституции — они принимаются Парламентом РФ в результате одобрения большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы и вступают в силу после их одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов Российской Федерации. Полагаю, здесь также применим п. 10 ч. 5 ст. 6 ФКЗ «О референдуме РФ», который гласит: «На референдум не могут выноситься вопросы, отнесенные Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами к исключительной компетенции федеральных органов государственной власти».

Однако само содержание нынешних поправок таково, что невынесение их на голосование обернулось бы ещё большим скандалом.

В сухом остатке мы имеем процедуру общероссийского, но не всенародного голосования, на которую не распространяются требования и гарантии референдума, и без которой, согласно Конституции, можно обойтись, но обойтись нельзя в силу ст. 3 Закона РФ о поправке к Конституции РФ от 14.03.2020 N 1-ФКЗ «О совершенствовании регулирования отдельных вопросов организации и функционирования публичной власти».

Скорее всего даже этот пост до конца дочитают не все, кто его увидит, ещё меньше заглянут в нормативные акты, которые я в нём упомянул, так же, как не все, кто обсуждает поправки к Конституции, удосужатся их прочитать самостоятельно — зачем напрягаться, если можно послушать экспертов, прочитать очередную публикацию в СМИ и в общих чертах итак станет ясно, что там что-то про обнуление, русский язык, тысячелетнюю историю, традиционные ценности и брак как союз мужчины и женщины?

А напрячься стоило бы, потому что в противном случае однажды мы обнаружим, что борщ, котлеты и винегрет на нашем столе уже далеко не первой свежести.

Источник